Реликвии

Армянская церковь является хранительницей множества реликвий, из которых особо значимы следующие:

Наверх

Копье, пронзившее ребро Иисуса Христа

МОНАСТЫРЬ СВЯТОГО КОПЬЯ

(Из книги «Армения в исторических картинах, преданиях и легендах»)

«Вот так надо писать, как строили армянские зодчие: просто и чтобы внутри – Бог».

Василий Гроссман

К концу октября кустарники и деревца окрасят склоны здешних гор матовым багрянцем. Плавно качающийся туман будет сгущаться, пока не запрет ущелье в царстве безмолвия, а богослужения в опустевшем после наплыва туристов монастыре будут лишь оттенять, а не нарушать космическую тишину. Здесь, у истоков падающего с большой высоты и пробивающего громады базальта бурного потока, на дне почти замкнутого колодца вулканических скал, притаился монастырь Айриванк (Скальный монастырь), более известный как монастырь Копья – Гегардаванк.

Пещерные сооружения существуют во многих странах с древнейшей архитектурной культурой – Египте (гробница Абу Симбел), Иране (гробница Никш-и-Рустем), Малой Азии (фригийские, пафлагонские, ликийские гробницы). Но ошеломляюще безупречные академические формы Гегарда подняли его на недосягаемую ступень. Кто додумался высечь в скале целый храм, и какой безумный зодчий взял на себя смелость выправлять природу? Чудо это родилось в ХIII в. желанием князя Папака Хахбакяна и его жены Рузукан. Где они нашли гения, не оставившего о себе никаких сведений, кроме скромной надписи у края светового отверстия: «Мастера Галдзага помяните»?! Галдзаг и его помощники вырубали храм внутри скалы прямо сверху и постепенно вниз. Сначала они пробили отверстие размером с тележное колесо и, углубляя будущий барабан купола, стали спускаться внутрь. День за днем, год за годом... Каким божественным даром, каким анатомическим зрением, пронизывающим нутро скалы, обладал этот мастер, работавший без права на ошибку! Малейший просчет, малейший уклон – и базальтовый монолит уже не подчинится его воле. И пусть твердят, что вера творит инженерные чудеса, но мистический дар зодчего должен быть подкреплен знанием. А в том, что Галдзаг обладал необходимыми познаниями в математике, в сопротивлении материалов, в архитектуре, наконец, сомневаться не приходится.

Одни говорят, что над своим творением Галдзаг работал двадцать лет, по другим сведениям – тридцать... Факт, что он был освящен в 1283 г. и окрещен «Купелью». Его колонны, сталактитовый потолок и перекрещивающиеся арки с изысканным геометрическим орнаментом поэтично называют «изваянной музыкой». Можно бы даже – «застывшей музыкой», по Шеллингу. Один из двух входов в стене притвора ведет в следующую пещеру, где бьет родник, почитавшийся священным с языческих времен.

Обратите взгляд к куполу и убедитесь, что в Гегарде даже небо включено в пространство храма. Солнечный свет попадает в «Купель» через световое отверстие. Ровно в полдень, когда над куполом зависает солнце, под сводами храма происходит удивительная игра света и тени: ожившие базальтовые изваяния барсов и орла с зажатым в когтях ягненком колеблются в световой дымке. Но уже через минуту скользнувший по куполу луч меняет угол, и эфирный спектакль прекращается. Фигуры вновь каменеют, базальтовые колонны, базальтовые арки, базальтовое солнце на восточной стене тонут в гулком полумраке.

Монастырь изначально служил хранителем Копья, которым, как повествует Евангелие, римский воин пронзил распятого Христа. После казни Копье, по преданию, перешло к центуриону Гаю Кассию, более известному под именем Лонгина. Его солдаты поддерживали порядок в день казни на Голгофе, и адресованные Иисусу слова из Евангелия «истинно Человек Этот был праведник» предание приписывает именно Кассию.

Но каким образом Копье попало в Армению. И то ли это Копье?

Историки христианства считают бесспорным факт, что последние годы жизни Лонгина прошли в городе Кесарии (ныне Кайсери в Турции) – столице Каппадокии. «История» архимандрита Вардана Аревелци (XIII в.) уточняет, что бывший центурион долгое время жил в каппадокийской долине Герем, где передал Копье кому-то из новообращенных христиан. В конце III столетия Копье, если следовать Вардану, оказалось у св. Григора Просветителя – будущего крестителя Армении. Григор привез Копье в Армению и почитал его «превыше всех реликвий Господа нашего». Версия имеет право на существование с учетом того, что будущий патриарх действительно вырос в Кесарии Каппадокийской и воспитывался в доме местного епископа. Но это только версия. (Упоминание Варданом более легендарных версий, по которым Копье в Армению принесли Матфей Евангелист или Иосиф Аримафейский, мы не будем рассматривать уже потому, что ни тот, ни другой в Армении не бывали. Впрочем, Вардан и сам не слишком доверяет этим рассказам, однако считает их изложение обязанностью добросовестного историка.)

Обратимся ко второй версии, официально принятой Армянской церковью на основе священного предания. Копье хранилось у апостолов, и Петр, если исходить из анонимной «Истории апостола Фаддея и девы Сандухт», передал своему собрату апостолу Фаддею «коснувшееся Бога Копье» как духовное оружие, «чтобы оно было помощником в его проповеди». В 43 году он принес святыню в Армению.

Данная версия предпочтительна не потому, что по ней Копье появляется в Армении на два с половиной века раньше, а потому, что жизнь Просветителя после Кесарии известна в подробностях, и его биографы (Агатангелос и более поздние) не упустили бы случая благодаря обладанию Копьем поднять Просветителя на еще более высокую ступень святости.

В Армении Копье первоначально хранилось в христианских общинах, а после 301 года, когда христианство стало государственной религией, святыню передали в Эчмиадзин. Уже тогда ей отводилась важная обрядовая и символическая роль. По сведениям, сохраненным архиепископом Нерсесом Ламбронаци (ХII в.), состоявшийся в Аштишате первый законодательный собор Армянской церкви в 365 г. открылся только после того, как католикос Нерсес I благословил и перекрестил Копьем его участников. В период арабских завоеваний реликвию скрывали в горных обителях, после чего она оказалась в Гегарде и хранилась в катакомбах почти до середины ХХ столетия. В 40-е годы, когда Гегардскому монастырю, подобно тысячам других храмов, грозила участь быть разграбленным или, того хуже, взорванным, Копье вновь перенесли в Эчмиадзинский кафедрал, где его сохранность казалась более или менее гарантированной. Здесь оно хранится в музее собора – уложенное в раскрывающийся наподобие тройного складня серебряный ковчежец.
До последних времен многие исследователи предполагали, что Копье-Гегард на самом деле – верхушка древка воинского знамени. Тем более что Вена, Ватикан и Краков также обладают так называемыми Копьями Судьбы, и все они до последнего времени претендовали на подлинность. Через многие руки прошло венское «Копье Судьбы»: Аттила, Юстиниан, Карл Великий, Генрих Наваррский, Фридрих Барбаросса, Гитлер... Все они видели в реликвии ключ к неохватной власти. Не одного правителя погубила слепая вера в то, что запекшаяся на Копье кровь Распятого поможет завладеть миром. Когда Австрия стала частью Третьего рейха, Гитлер приказал доставить ему Копье из Венского музея истории искусств и до самого конца уповал на его мистическую силу. В последние дни войны он приказал отправить реликвию в Антарктиду на субмарине, но приказ выполнить не успели и скрыли Копье в Нюрнберге, где его обнаружили американцы и вернули в Вену.

Слухи о том, что подлинник американцы оставили у себя, а Австрии подсунули подделку, развеялись несколько лет назад: исследование Копья на основе новейших методов металловедения выявило, что венская реликвия действительно насчитывает не одно столетие, тем не менее выкована значительно позже эпохи Христа.

Ватиканскую и краковскую копии ждал после экспертизы аналогичный вердикт.

И тогда в поисках чуда вспомнили об Эчмиадзинском Копье и занялись исследованием его физико-химических особенностей. Самым важным заключением на основе исследований британских специалистов стало следующее: Эчмиадзинское Копье выковано до I в. н.э., т.е. до казни Христа! Правда, на нем имеется поздняя добавка из приклепанных к наконечнику двух металлических стержней, сшивающих диагональный разлом, но это не может упразднить дату выковки самого Копья.

Вера в его могущество была сильна во все времена. Копье-Гегард использовали для отведения войн, эпидемий и прочих бед. В 1798 г. грузинский царь Георгий ХII обратился к католикосу Гукасу I с просьбой прислать ему чудодейственное Копье, чтобы пресечь разразившуюся эпидемию чумы. Остановить беду удалось, а Георгий отказался возвращать святыню. В конце концов архиепископ Ованнес Акнеци и карабахский князь Абов попросту выкрали Копье и вернули его в Армению. Именно после этого случая за архиепископом закрепилось прозвище Гегардакир – Копьеносец.
Сегодня под сводами Эчмиадзинского кафедрала люди по-прежнему молятся перед святыней, прося Всевышнего даровать через нее не власть и господство, но мир на земле и в душе. Потому что нельзя просить ненависти у Распятого за этот мир. Иначе Копье Лонгина обратится в дамоклов меч.

Армен Меружанян

Наверх

Десница св. Григория Просветителя

Среди главных реликвий Армянской церкви – Десница (Длань) Григора Просветителя, хранящаяся в Эчмиадзинском кафедральном соборе, она занимает особое место. Изготовленная из драгоценных металлов и самоцветов, эта дароносица в виде благословляющей руки с мощами Просветителя считается символом католикосской степени, и без благословения Десницей даже помазание католикоса не может быть признано. Ни один значительный церковный обряд не обходится без Десницы: ею католикос благословляет паству, ею перемешивает миро при мироварении, ее возлагает при рукоположении епископов.

Десница представляет собой изготовленную из драгоценных металлов и самоцветов правую руку с перстами, сложенными для благословения. В нее заключена часть мощей первого официального главы Армянской церкви. В письменных источниках она впервые упоминается в 1166 г. в энциклике католикоса Нерсеса Шнорали, написанной им по случаю своего вступления на духовный престол. Шнорали благословляет армянский народ, между прочим, и Десницей Просветителя.
После падения Анийского царства в ХI в. реликвию переправили в безопасную Киликию, куда впоследствии был перенесен и всеармянский духовный престол. Впервые в письменных источниках Десница упоминается в энциклике католикоса Нерсеса Шнорали по случаю его же вступления на духовный престол в 1166 г. В ней патриарх шлет народу благословение Десницей Просветителя.
В 1292 г. египетский султан Ашраф захватил крепость Ромкла на берегу Евфрата, разграбил патриаршую резиденцию и увез церковные святыни в Каир. Лишь через три года Десница вместе с другими реликвиями была за огромные деньги выкуплена царем Хетумом II. Ей назначили официального хранителя, возложив эту честь на местную епископскую (а в ХVII-ХVIII столетиях – католикосскую) династию, фамилия которой прямо указывает на должность: Аджапанян. Вследствие турецких бесчинств Аджапаняны в конце ХIХ в. были вытеснены с церковного поприща и покинули Западную Армению, пребывавшую в составе Османской империи. Сегодня их потомки живут в Армении, США, Ливане и др., а епископ Микаел Аджапанян возглавляет ныне Ширакскую епархию.

Когда состоявшийся в 1441 г. Национально-церковный собор постановил вернуть католикосат из Киликии в Эчмиадзин, духовенству Восточной Армении следовало вернуть Десницу, чтобы придать легитимность помазанию нового католикоса. Как и следовало ожидать, киликийцы не согласились расстаться с реликвией. Но самым неожиданным образом Десница исчезла из Сиса, где восседал католикос, и спустя месяцы появилась в Эчмиадзине.

Ситуацией воспользовался глава поместного Ахтамарского католикосата Закария III, мечтавший о престоле Просветителя. Он подговорил епископа Саргиса из эчмиадзинской братии выкрасть из Первопрестола и привезти ему Десницу, чтобы узаконить свои притязания. Захария заручился поддержкой терзавшего Армению туркменского хана Джахана из племени кара-коюнлу и самовластно провозгласил себя католикосом. Он прибыл в Эчмиадзин, рассчитывая торжественно взойти на престол, принудил Киракоса I отречься и занял патриаршие покои. Но уже через год правлению самозванца был положен конец: его изгнали из Эчмиадзина. Захария вернулся в Ахтамар, но Десницу, придававшую законный характер власти, захватил с собой.

Реликвия вернулась в Эчмиадзин в 1477 г. при католикосе Ованнесе VII, получившем прозвище Аджакир – Носитель Десницы.

Наверх

Частица древа Ноева ковчега

Обретение частицы древа Ноева ковчега связано с именем жившего в IV в. св. Акоба Мцбнеци (Иаков Нисибинский), названного Чудотворцем.

Один из отцов Вселенской Церкви, епископ Акоб, получил христианское воспитание в Кесарии Каппадокийской. Придя в город Мцбин (Нисибин), он остановился в обители св. отшельника Маруге (Маврикий), которому было видение рукоположить Акоба в епископы города. Здесь учеником Акоба стал св. Ефрем Сирин.

От армянского историографа V в. Фавстоса Бюзанда известно, как епископ Акоб просил Бога показать ему ковчег на горе Арарат. Отправившись к священной горе, Акоб предпринял восхождение. Пройдя определенный отрезок пути, он от усталости погружался в сон, а проснувшись, обнаруживал себя на прежнем месте. Акоб взмолился, прося Господа указать ему место ковчега. Во сне ему явился ангел и сказал: «Акоб, Акоб, Бог услышал молитвы твои и исполнил твою просьбу: то, что у ног твоих, есть часть Ковчега. Возьми ее и не пытайся идти выше, так угодно Богу». «Проснувшись, Акоб увидел доску, будто отрубленную от большого древа. Он взял ее и пустился со своими спутниками в обратный путь».

Эта часть древа хранилась в монастыре Св. Акоба в селе Акори на высоком склоне Арарата. Впоследствии реликвию передали в Эчмиадзинский кафедральный собор, в музее которого ныне хранится.

Частицу обретенного древа католикос Симеон Ереванци передал в дар российской императрице Екатерине II.

На том месте, где св. Акобу было видение, армянские христиане воздвигли монастырь его имени.
В 325 г. епископ Акоб принимал участие в Первом Вселенском соборе в Никее.
В 338 г. он организовал 70-дневную оборону Мцбина, осажденного войсками персидского царя Шапуха II.

Армен Меружанян

Наверх